Shape of my heart

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

Shape of my heart > Тест: Детёныш Варийского фронта. Конец. ... На той самой прогулке, что...  7 ноября 2013 г. 23:37:54


Тест: Детёныш Варийского фронта. Конец. ... На той самой прогулке, что...

Kara Smerch. 7 ноября 2013 г. 23:37:54
­Тест: Детёныш Варийского фронта. Конец.
...


На той самой прогулке, что всё-таки провёл Камилло, мы долго молчали поначалу.
- Так значит… - неуверенно начал парень.
- Угу, - легкомысленно кивнула я.
- Вария, - прошептал Камилло, покачав головой. – Не могу поверить.
Я пожала плечами.
- Как… Как ты там оказалась?
- Я там выросла. Они нашли меня ещё ребёнком, и я жила там.
- И ты с самого детства?..
- С самого раннего, - я не глядя, взяла его за руку, потянула в сторону тёмных, узких переулков. И начала рассказывать – конечно, не так подробно, как сейчас, но многое, очень важное. Про мои постоянные разъезды, про то, из-за чего я так резко могла сорваться с места. Про то, кем была Роберта, и про то, почему я уезжала в Германию. И про свою память я, конечно же, рассказала тоже.
Мы просто гуляли, так что когда Камилло остановился возле высокого жилого дома, я вопросительно посмотрела на него.
- Пошли, - он потянул меня к дверям. – Я тут живу.
- Чудное совпадение, - хмыкнула я. – Погоди, а где реакция на мой фантастический рассказ?
- Я в шоке, Беата, погоди… То есть, Хадви, - он будто бы даже неуверенно произнёс моё первое имя. Я догнала его, фыркая.
- Можешь продолжать звать меня Беатой. Мне привычно.
Квартирка у него была небольшая, но уютная. Я забралась с ногами на диван, прижимая к себе пузатую чашку с чаем и оглядываясь.
- Не думала, что настанет тот день, когда вы с Жакобом будете жить раздельно.
- Ну, мы хоть и близнецы, но не всю же жизнь нам друг за друга цепляться, - проворчал Камилло, падая рядом. Я потихоньку вытянула ногу, укладывая её ему на коленку. Камилло не поднял голову, но чуть заметно усмехнулся.
- Кстати! Он ведь тоже… Ну, замешан в этом.
- В чём? – я непонимающе нахмурилась.
- В мафии, - Камилло поморщился. – Его радио-передачи… В них есть, как бы сказать, зашифрованные послания.
- Ты серьёзно? – я отставила чашку, глядя на Камилло. – Он…
- Он сам в это влез, понятия не имею . {censored} когда я попытался его расспросить, сказал, что он всё-таки старший и должен за мной следить.
Я провела рукой по лицу, вздыхая и устало утыкаясь лбом в плечо Камилло.
- У меня нет слов. Два братца-идиота.
- Я бы попросил! – возмутился парень, поворачиваясь ко мне. Лица наши были слишком близко, чтобы избежать поцелуя.
Вот так странно и начались наши отношения. Как-то логично и даже неизбежно они перетекли к нечто большое, наполнились поцелуями и ленивыми, шутливыми смс-ками. За последний месяц у нас даже свиданий не было толком – я отправилась во Францию, на продолжительное задание, а у Камилло были свои дела.
Вернулась я уже в осень – сентябрь был в самом разгаре, Луссурия пытался сварить варенье из привезённых мною ярких яблок. Спустя полчаса после того, как ему пришла в голову эту сумасшедшая идея, я сидела на столе, размахивая кухонным полотенцем и разгоняя чёрный дым.
- В общем, - прокашлявшись, закончила я рассказ. – У меня теперь как бы бойфренд есть.
- Камилло, - посмаковал знакомое имя Луссурия. – К тому же, один из «наших» полицейских. Говоришь, он себе мясца нарастил?
Я, хихикая, показала руками размер бицепсов Камилло.
- Ну, пойдёт, - придирчиво заключил «мамочка». – А то как вспомню твои детские фотографии – шпалы какие-то непонятные. А раз уж так – вот тебе, малышка, моё родительское благословение.
Он поцеловал меня в лоб, оставив липкий след помады на моей коже и обдав приторными духами.
Я рассмеялась.
- Пойду тогда, собак покормлю, да?
- Погоди-погоди, - Луссурия поймал меня за руку. – Как твои ребятки? Ну, информаторы.
- У нас с ними всё отлично. Кто бы из них попробовал меня обидеть, - я ухмыльнулась, отмахиваясь от вопроса. – Всё, пусти меня, меня ждут щенята. Достаточно того, что не привыкший ко мне Гард меня цапнул позавчера.
С информаторами и правда не было проблем. Я ещё когда мелкая была (ну, относительно мелкая) помогала им, и они меня помнили. Сейчас мне послушно летела информация со всего мира – е-мейлы, звонки с неопределяемых номеров и информация через третьи лица. Я сортировала её, просматривала, раздавала указания в глубине тёмной и прохладной комнаты, лениво листала документы, глядя на большой монитор компьютера.
Моя работа мне нравилась – я была создана для неё, помните?
И всё-таки в город к Камилло я свалила при первой же возможности. Он открыл мне дверь ещё в форме, улыбнулся, разворачиваясь и проходя вглубь квартиры.
- Заходи. Я сейчас в душ – и вернусь.
- Хочешь, чего-нибудь приготовлю? – я кинула сумку на кожаный пуфик у зеркала.
- Ну, попробуй, если не спалишь мне кухню.
- Хей, я научилась готовить, хам!
После небольшого обеда, когда мы валялись на диване и смотрели телевизор, Камилло неожиданно сел. Я взвизгнула, так как по привычке закинула на него ноги и сейчас чуть не заработала себе растяжение.
Камилло погладил меня по лодыжке, притягивая за руку выше, на колени. Я оседлала его бёдра.
- Я тут подумал. Ты, получается, мой начальник, да? – он смотрел на меня снизу вверх, чуть жмурясь. Я фыркнула, обхватывая его лицо ладонями.
- Тормоз ты, Ками.
- Не зови меня так.
- Где субординация?
- Не зовите меня так, босс, - Камилло потянулся за поцелуем. Я отодвинулась, не давая ему прикоснуться.
- А мне нравится, как это звучит. Главное - не привыкать, а то герр Занзас подумает, что кто-то претендует на его лавры.
Камилло надулся, когда снова не смог получить поцелуй, а я рассмеялась. Он подхватил меня под бёдра, валя на диван и нависая сверху, а я не могла перестать хохотать, когда он кусал меня за шею.
Открывшаяся дверь имела эффект взорвавшейся бомбы. Я замолчала резко, Камилло напрягся всем телом – только одному человеку он давал ключи от своей квартиры, – а потом поднялся. Я, всё ещё обнимавшая его за шею, поднялась следом, опуская руки и разворачиваясь.
Жакоб смотрел на нас с ухмылкой на лице и каким-то странным чувством в глазах. Я даже не могла его охарактеризовать, несмотря на то, что знала близнецов как облупленных.
- Жакоб, - Камилло сел прямо. Тот отмахнулся, ухмыляясь ещё шире.
- Да ладно, ребят, что вы всполошились, будто я муж, вернувшийся из командировки?
Я неуверенно улыбнулась.
- На кухне осталась ещё лазанья, муженёк.
Жакоб шутливо отвесил мне поклон, вроде даже попытавшись замысловато поблагодарить по-французски, но голос его, как-то совсем по-детски, дал петуха, и он поспешил ретироваться в кухню.
Я, скорее машинально, чем обдуманно, подскочила на ноги и потянулась за ним всем телом. Камилло дёрнул меня за руку, останавливая.
- Ну и куда ты собралась?
- Честно? Не знаю, - я отвела взгляд. – Но… Надо…
- Я сам с ним поговорю. Да и ты видишь – всё ещё не так плохо, да? – Камилло улыбнулся, но улыбка у него была зеркальным отражением той кривой гримасы, с которой нас встретил Жакоб.
- Я тогда лучше пойду, - я нервно откинула волосы за плечи. Камилло посмотрел на меня внимательно, выискивая что-то, а потом невесомо поцеловал в щёку.
- И правда, будто муж пришёл. И, судя по развитию событий, это я – неверная жена.
Я хихикнула.
- Позвони мне обязательно, ладно?
- Ага. Иди уже.
Я подхватила сумку, даже открыла рот, чтобы крикнуть что-то весёлое на прощание, но потом сжала губы и вышла, прикрыв дверь.
Какой бы смелой я ни была, я не могла причинять боль своим друзьям – а это происходило, почему-то, вне зависимости от моего желания.
Камилло позвонил ближе к вечеру, когда мой автобус уже подъезжал к остановке недалеко от особняка.
- Ну что?
- Он… Ох, ладно. Я не знаю, как это описать. Он рад за нас, правда рад, но жутко расстроен. В раздрае. Зол. Я не знаю.
- Вы не поругались?
- Нет. И я ему рассказал про то, кто ты, Хадви. И он даже потребовал передать тебе, что ты могла и раньше рассказать.
«Но сам звонить не стал».
- Блин, - я потеребила вылезшую из хвоста прядку волос, глядя на тёмные окна автобуса. – Как-то странно себя чувствую. Будто предала его.
- Но ты ведь не жалеешь? – странным тоном спросил Камилло. Я удивлённо моргнула, а потом чуть улыбнулась.
Он ревновал.
- Нет. Я же люблю тебя, с чего жалеть.
Камилло где-то там, далеко, подавился воздухом.
- Я тоже люблю тебя, Хадви, - ответил он после секундной заминки. Я улыбнулась уже шире и ярче. Телефон завибрировал, извещая меня о звонке по второй линии. Я быстро распрощалась с Камилло, глядя на нового звонившего.
Джейки.
- Алло?..
- Беата! – голос у Джейка был хриплый и какой-то истерично радостный. – Не поверишь, Беата…
- Эй, что такое? – я даже испугалась на пару секунд.
- Карен родила, - отозвался мой друг. – Девчонку, как и ждали.
Я даже закашлялась от удивления. Потом подскочила – была моя остановка – и ответила уже на улице.
- Ну всё чувак, назад дороги нет.
- Ага, - со смехом отозвался Джейк.
Я почти видела, как он развалился на жёстком больничном стуле – сползя вниз, широко расставив ноги и прикрыв ладонью глаза.
- Я увидел её мельком, малышку эту. Она такая… Крохотная и беззащитная, Беата, ты бы видела.
Я не могла прекратить улыбаться, слушая эти его необычные, новые нотки в голосе.
- Поздравляю тебя, папаша. Не жалеешь ещё, что крёстной меня назначил?
- Нет, дурочка.
- Обещаю, научу твою малышку всему самому плохому.
- Беата, - Джейк рассмеялся. – Ты не меняешься, боже.
Я хмыкнула.
- Ладно, я ещё Марко хотел позвонить, да и родителям надо… И сеньоре Паоло, маме Карен надо…
- Погоди, так я первая об этом узнала? – удивлённо переспросила я, останавливаясь на секунду. Мимо пронеслась машина, слившаяся в серебристую сплошную линию.
- Ты мне, что ли, первой позвонил?
- Ну да, - отозвался Джейк как нечто само собой разумеющееся. Я рассмеялась.
- Спасибо.
- За что?
Мимо пронеслась ещё одна машина. Третья – чёрная – затормозила прямо передо мной. Незнакомая грубая рожа в чёрных очках ткнула в меня дулом.
Прямо в крест, скрытый за лёгким шейным платком.
- Ты поедешь с нами, - голос был у мужчины надсадный, хрипящий, я видела лужу крови, которая капала из щелей между дверцей и корпусом машины.
- Ладно Джейки, бывай, - я посмотрела мужчине в глаза, медленно убирая трубку от уха и отключаясь.
А потом вскинула руки, зажигая пламя Урагана на кольцах, которые недавно заряжал Бельфегор. Крест на груди вспыхнул, пламя перекинулась на пистолет с длинным глушителем, на руку мужчине. Тот вскрикнул, встряхивая рукой. Я выхватила пистолет, пока пламя не успело уничтожить его, и пару раз нажала на курок, целясь внутрь машины.
Одна из машин возвращалась назад. Я нажала на телефоне кнопку быстрого вызова. Скуало ответил почти мгновенно.
- Вроой, чего?
Я выстрелила ещё пару раз, а потом выкинула бесполезный пистолет и забралась на крышу машины.
- Кем бы ни были эти убл*дки, которые свалили из нашего особняка – им явно что-то надо от меня! Их много, а я одна, Ску!
- Бл*ть, потерпи минут десять, - рыкнул Скуало в трубку, отключаясь. Я выронила телефон, распластываясь по крыше машины и пропуская над головой несколько пуль. Потом спрыгнула на капот, а оттуда – на землю, крутанувшись и ударив ногой с разворота ещё одного. Поймав его выпавший из рук пистолет, я выстрелила в грудь ещё двоим, снова ныряя за чёрную машину – ту, из которой текла кровь. Там явно не было никого живого.
Неожиданно раздался почти оглушающий треск. Я вскинулась, глядя вверх, и вовремя ушла в сторону, перекатившись на обочину. «Леви Вольта» была весьма масштабной атакой.
Собрав все свои зонты, Леви спрыгнул со своего гигантского ската вниз.
- Хей, ты как?
- Всё нормально, - я поднялась, осматривая землю. – Только телефон потеряла. А кто это был?
- А чёрт их знает. Босс их даже не узнал.
- Босс половину донов «не узнаёт», - проворчала я, слепо шаря руками в траве. – Чёрт, где же он, а, вот. Что, подвезёшь меня на своей летающей тарелке?
- Не называй его так, - пробасил Леви.
- Прости, - я взобралась на крышу машины снова – так было удобнее забраться на громадного ската. Леви залез следом, хотя мог бы, в общем, попросить свою махину спустится пониже… Впрочем, ладно.
Когда мы «приземлились» возле особняка, я увидела, что нападавшие были действительно сошками. Горничные привычно и умело растаскивали трупы, рядовые под взглядами Скуало усаживали на цепи собак, которые сыто ворчали, облизывая окровавленные морды.
- Хей, они что, даже в особняк не вошли? – я попыталась неожиданно ткнуть Скуало в бок, но тот перехватил мою руку.
- Почему, вошли. Просто там был Фран.
Иллюзионист, который стоял рядом, многозначительно хрустнул чипсами.
- Есть по ночам – вредно, - пожурила я его.
- Жить вообще вредно, - философски заметил Фран, взлохмачивая собственные волосы.
- Кстати, Хадви, говорят, ты там одного нашего полицая прикарманила?
- Скуало, боже, что за интонации, - поморщилась я, отворачиваясь, чтобы скрыть румянец. – Что, тоже даруешь родительское благословение?
- Больно надо. Используй связи, детка, пусть оформят вот этих жмуриков.
Я вздохнула. Эх, бюрократия. Где же чудесные времена «крёстного отца», когда наши люди могли даровать вечный покой трупам в тазиках бетона, под толщей вод, да не волноваться по поводу документиков?
«А во всём виноват Савада Тсунаёши с его мирной политикой», - подумала я скорее машинально, наслушавшись ворчаний герр Занзаса (если его гневные отповеди можно так назвать). Но знакомый номер набрала.
- Что такое? – как-то сонно проворчал Камилло.
- Просыпайся, негр, для тебя ещё есть работа. Надо будет оформить несколько трупов, ну, как всегда.
Следующая фраза Камилло была сказана очень бодро.
- Ты в порядке?
Я осмотрела испачканную майку и прожженный платок и кивнула.
- Ага.
- Сколько человек оформлять?
- Ну, штук шестьдесят, наверное.
- Боже, Беа-Хадви, - он осёкся по привычке. – Как же мы придумаем столько смертей?
- Нет в тебе фантазии. Три аварии на двадцать человек, вооружённое убийства ещё на пять, сбежавший маньяк на десяток, и остальные – потихонечку как пропавшие без вести.
- Я даже не хочу знать, откуда в тебе такая фантазия.


Крестили малышку Симону в большой старой церкви и, несмотря на то, что Джейк не был католиком, он старался выглядеть важно и почтенно, как и полагается отцу. Но он был ещё слишком молод для такого облика. Марко, назначенный крёстным отцом, держался даже на небольшом расстоянии от своего любовника, и меня это немного смешило. Я-то была воспитана, скажем так, с весьма относительным почтением к церкви.
Держать Симону на руках было непривычно, но я старалась. Солнце светило ярко, Камилло о чём-то болтал с Джейком, который неуверенно оглядывался, крутя в руках сигарету.
- Когда-нибудь и у тебя такая малышка будет, - улыбнулась мне Карен, которая ещё не пришла в форму после родов, и поэтому казалась какой-то округлой и мягкой в этой своей длинной юбке и закрытой блузке.
Я вспомнила, как ревела Симона всю церемонию, и меня передёрнуло.
- Упаси Господь.
Камилло, подошедший ближе, рассмеялся и поцеловал меня в макушку.
- Можно, Карен? – он потянулся к ребёнку.
- Конечно. Только аккуратнее. И скажи ты Беате, ты ведь хочешь ребёнка?
Я посмотрела на Камилло выжидательно. Тот, придерживая головку малышке, ответил легко и без капли сожаления в голосе.
- Да нет. Куда нам ребёнка? И так жизнь полна… Впечатлений.
Мы понимающе переглянулись и ухмыльнулись.
Такая тайна на двоих была притягательна.
Наши отношения… Отличались от того, что я испытывала с Арманом (мне даже было почти не больно вспоминать это). Не было той притирки друг к другу, привыканий к привычкам и поведению. Камилло уже знал меня, я знала его. Мы заканчивали друг за другом предложения, понимали одни и те же шутки. Камилло знал, когда меня надо хватать за руку и куда-то тянуть, а когда – надо отступить и позволить мне быть главной. С Камилло не надо было «с боем» вырывать прикосновения – он знал, как важен мне тактильный контакт, и постоянно сам гладил меня по голове, целовал и брал за руку. У нас были общие интересы, да и вкусы наши во многом сходились. Конечно, множество новых привычек, наросших за время разлуки, весьма удивляло – но это были приятные сюрпризы. Тренировки по утрам, которые Камилло не пропускал почти никогда – у меня были свои методы оставить его в постели подольше – и постоянные прогулки в тир. Мы могли вместе отправиться на футбол, а потом я заваливалась с какой-нибудь книжкой на чужом языке на диване и методично пинала Камилло, который долбал меня вопросами «а про что», «а что это значит». Надо сказать, в постели мне не хватало той почти яростной страсти, но где Арман брал укусами и царапинами, Камилло целовал – нежно, едва касаясь.
- Если вы были влюблены меня со школьной скамьи, что это были за девчонки постоянно? – ревниво спрашивала я, повисая у него на руке среди города.
- Хадви, девчонки это девчонки, а ты – всегда была особенной. Для нас обоих, - отвечал он.
Жакоб дулся недолго. Он завалился к нам в воскресение, выдернул из постели и заставил накормить его завтраком, потому что он «смертельно устал». Потом рассказал, как Камилло вляпался в мафию – оказывается, вполне осознанно. А потом поведал, что идёт на свиданку.
С парнем.
- Твою мать, - поперхнулся Камилло.
- Только не повторяй фразу Марко про то, что я отважила тебя от девушек вообще! – простонала я, почти сползая под стол.
- Дали бы договорить, прид*рки! – Жакоб покраснел до самых волос. – У той девчонки, с которой у меня вроде как отношения, есть брат-близнец. И она хочет попробовать секс втроём. Вот и всё.
- Фух, а то я уже испугалась, - вздохнула я, садясь прямо. – Кушай-кушай, а то за ночь тебя знаешь, как вымотают, бедняжка.
- А ты откуда знаешь?
- Она год с парочкой геев жила, - проворчал Камилло, залпом выпивая стакан воды. – И да, скажу заранее, мы на эксперимент втроём не согласны, так что даже не мечтай.
- Хей, не говори за обоих, - возмутилась я шутливо.
- Нет, - почти рычащее отозвался Камилло. Я улыбнулась ему, глядя снизу-вверх и заискивающе целуя в колючий от щетины подбородок.
- Альфа-самец х*енов, - закатил глаза Жакоб, подмигнув мне. Я накрыла его ладошку своей, потянувшись через стол, и прошептала на ухо:
- Сказать тебе, где продаётся хорошая смазка?
- Беата, чёрт тебя задери!



Удар обжигает щёку, и я замолкаю. Горло саднит от непрекращающегося рассказа. В глазах офицера, стоящего напротив меня, горит огонь ярости.
- Ты издеваешься, что ли?
- Вы прервали мой рассказ на самом приятном моменте, - ворчу я. – Можно воды?
Интерполовец вцепляется мне в волосы, заставляет запрокинуть голову и шипит:
- Ты, кажется, не понимаешь, что тебе грозит. Тебе предъявили обвинение представители шести стран, в том числе и в убийствах, грабеже, взятках в особо крупных размерах, шпионаже, подделке важных документов. Тебе за это может грозить даже смертная казнь.
Я тяжело вздыхаю – он что, смеётся?
- Но если ты будешь согласна сотрудничать – это дело станет крупнейшим разгромом мафии по всему миру!
- Во-первых, я и так рассказала всё, что помню. А во-вторых, - я поднимаю глаза. Руки, связанные за спинкой стула, болят, спину и шею ломит от постоянного напряжения. А ещё я жутко хочу жрать, - дяденька, вы знаете, что такое Омерта?
Ещё один удар – сильнее. Стул едва не опрокидывается, я чувствую железный привкус крови.
Попалась я на самом деле глупо. Но кто ж знал, кто ж знал, что они вышли на одного из наших людей? Тот, кто нас сдал, наверняка мёртв, несмотря на их глупую «программу защиты свидетелей». Единственное, что огорчает – прошло уже двенадцать дней, а я всё ещё здесь. Меня могли вытащить уже давно, но никого нет. Кольца и крест у меня забрали. А ещё – мой арест передавали по десятку государственных каналов Франции, Италии и Великобритании.
В конце концов, именно в Ливерпуле меня и повязали.
Гр*банные чаефилы. Говорила, что не стоит с ними работать, но кто меня когда слушал?
Молодой офицер смотрит настороженно и шокировано – ещё бы, я тут такие вещи рассказываю.
- Будем пробивать те имена, которые она назвала, - принимает решение тот усач, который меня допрашивал. – Хотя вряд ли что-то найдём. Она наверняка просто издевается.
Я согласно киваю, мол, ага. Не верьте мне.
Интерполовец выходит, оставляя меня один на один с молоденьким офицером. Я устало запрокидываю голову назад. Горло саднит от долгого рассказа, а ещё немного болит голова – мне уже не двадцать, чтобы с чёткостью вспоминать такие мелочи, а двадцать восемь.
- Вода, - слышу я голос и открываю глаза. Паренёк держит стаканчик. Я улыбаюсь ему как можно приветливо, наклоняясь и позволяя меня напоить.
И тут замечаю кое-что в его глазах.
- Хей, а как тебя зовут?
- Ты думаешь, я поведусь на это и вступлю с тобой в разговор? – вскидывает тот подбородок.
- Да ладно тебе, мне просто так удобнее обращаться, - я нетерпеливо ёрзаю, потому что новички - это опасно, и дело может выгореть. – Мне просто любопытно… Тебя ведь что-то заинтересовало в моём рассказе, да? Можешь спрашивать.
Я царственно выпрямляю спину, хотя это движение и отдаёт болью. Закинуть бы ещё ногу на ногу – но они тоже привязаны.
Офицерчик смотрит на меня, и это странное выражение в глазах мне знакомо. С таким выражением переводятся в «наш» отдел полиции.
Эх, Италия.
- Ты ведь видел, да? – я почти шепчу, видя себя саму змеем искусителем и сдерживая смех. – Что-то похожее. Пламя.
Парень вздрагивает, а что-то внутри меня радостно взвизгивает, вытягиваясь в струнку, как зверь, учуявший дичь.
- А тебе не поверили, - я качаю головой. – Ну, это можно понять. Это звучит слишком… Фантастично. Но это правда, знаешь?
- Это ложь. Мне просто привиделось в бреду, - не слишком-то уверенно твердит паренёк. Я улыбаюсь.
- Не верь этим дуракам. Хочешь, я покажу тебе?
- Нельзя! – вскрикивает, почти опомнясь, парень. Я морщусь, надеясь на здешнюю звукоизоляцию.
- Это никому не причинит вреда. К тому же, если тебе просто показалось, то ничего и вовсе не случится, да? Просто надень на меня кольца и вон тот крест. Или ты думаешь, что они мне чем-то помогут в таком положении?
Я фыркаю, дёргая руками. Парень следит за моим движением, а потом делает шаг к столу.
- Здесь ведь камеры, да? Ты сможешь доказать всем, что был прав, - добиваю его я, и тот, пряча пистолет в кобуру, достаёт из пакетика на столе мои украшения. Мне кажется, что металл уже предвкушающе горяч.
Пламя Дождя зажигается на одном из колец и перекидывается на крест. Офицерчик, который прижался ко мне грудью, застёгивая на шее цепочку креста, замирает и падает в глубоком обмороке – хорошее свойство пламени дождя, за это я его и люблю. Потом я сосредотачиваюсь, пытаясь вызвать другое пламя, с другого кольца (последние разработки наших маньяков-техников). Наконец получается – небольшая вспышка алого пламени, и наручники горячим потоком стекают по рукам. Я закусываю руку до крови, вскидывая руки и отряхивая горячий металл, но кожа уже красная, обожженная. Больно, мать вашу…
Я долго вожусь с верёвками на ногах, потому что пальцы не хотят гнуться. Когда я резко подскакиваю, меня ведёт – долго не двигалась, да и не кормили меня толком. Наконец я на ногах, забираю у парня пистолет, шарюсь по столу – нахожу свои кинжалы (подарок, между прочим) и родную Беретту. Патронов хватает и там, и там, так что можно даже попытаться выбраться…
Смех меня разбирает – база Интерпола, а я собираюсь бежать отсюда. Люблю рисковать, да?
Кольцо на руке начинает подрагивать. Оно резонирует, - понимаю я спустя пару секунд, - оно реагирует на что-то, что приближается. Сердце судорожно бьётся, наполнившееся какой-то глупой надеждой. Хей, Хадви, ты здесь уже почти две недели, помнишь?
Но когда дверь сносит с петель, и я слышу знакомый шелестящий смех – я понимаю, что дура, раз сомневалась в своей семье.
- Куколка, Принц пришёл тебя спасать!
- Ага, а кто сделал большую часть работы? – ворчит Фран, сдувая с кольца холодное пламя Тумана. Я хихикаю, подбегая к ним, но ногу простреливает судорога, и я падаю, вцепляясь в неё до побелевших костяшек. Эта боль даже отвлекает от свежего ожога.
- Ну что с тобой поделать, - Бел вздёргивает меня за руку, подхватывая и перекидывая через плечо. – В последний раз, слышишь, Куколка?
- «Принц-экспресс» просит вас пристегнуть ремни, - гнусавит Фран и получает дежурный подзатыльник. Я фыркаю, чувствуя расползающуюся по телу боль и усталость.
- Ты, конечно, нашла время попадаться, - ворчит Бельфегор. – Там твоя собачка экзамены у Скуало сдаёт, а ты в руках Интерпола.
- Рената тут причём?
- Другая.
- А, Камилло. Он не моя собачка Бел, он мой жених.
Бельфегор фыркает с максимальной долей пренебрежения и презрения.
- Ты так постоянно прохаживаешься по теме наших отношений, что мне кажется уже, что ты ревнуешь, - хихикаю я сорванным голосом и получаю шлепок по заднице.
- Молчать, тело.
А потом я, совершенно неожиданно для себя, отключаюсь. Расслабилась, чего уж.



Во дворе особняка Камилло сражается с пятью рядовыми. Он умело управляется с шестом, который ему дали в качестве оружия, хотя я не помню, чтобы учила его управляться с этой штукой. Он вырубает одного, второго, третий впечатывается лицом в землю, когда он спрыгивает вниз. Сзади обрушивается серия ударов – зря расслабился, малыш, – но Камилло крепкий, он только валится на землю от неожиданности, а потом пинает склонившегося над ним противника обеими ногами в живот и вскакивает на ноги, заканчивая ударом в переносицу.
- Ну, как он тебе? – я облокачиваюсь о плечо Скуало. Он оглядывается на меня, скользит взглядом по запавшим щекам и бледной коже. Хоть мы и знатно петляли, сбрасывая следы по всей Европе и даже Азии, но я ещё не успела прийти в форму. Бинты на руках держаться по-прежнему.
- Какой-то подозрительно знакомый стиль боя, - хмыкает Скуало. Я фыркаю – я учила Камилло контактному бою, а меня учил Ску, так что нет ничего удивительного, что он узнаёт некоторые характерные движения…
- Кстати, поздравляю, ты официально мертва при нападении на базу Интерпола в Лондоне. Ответственность за это на себя возьмёт одна мелкая группировка.
- Эх, а какая именно я?
- Хадвиджис Беата фон Кёнинг. Так что немцев можно больше не бояться.
- То есть та я, которая готовится выйти замуж вот за него – жива, да? А то будет немного трудно оформить брак.
Скуало закатывает глаза и скидывает всё-таки мою руку.
- Баба, - фыркает он, скривишись.
- Ой, удивил!
- Я надеялся, тебя обойдёт эта женская мания на узы брака, - Скуало почти комично округляет глаза, взмахивая руками.
Я смеюсь.
- Скажи спасибо, что я не дала Луссурии добро оформить эту свадьбу! Так что мы тихо-мирно распишемся в окружении десятка моих друзей и будем счастливы.
Со сдавленным охом вырубается последний противник Камилло. Тот выпрямляется и впервые замечает меня, но с места не двигается – я просто вижу, как скользят его глаза по моему телу, как он хмурится и как сжимает кулаки.
- Скуало? – намекающе зову я. Тот отмахивается, разворачиваясь.
- Принят. Считай, получил повышение, полицай.
Я фыркаю, делая шаг вперёд. Камилло кидается ко мне быстрее, обнимая и прижимая ближе.
- Беата, боже, - шепчет он, целуя меня рассеянно. – Как же я за тебя волновался.
Я отвечаю ему, укладывая голову на плечо.
- Как я волновалась, кто бы знал.
- Что с рукой?
- Ожог. Металл оплавился, когда освобождалась, - я морщусь. Камилло утягивает меня под большое дерево – ишь ты, как устроился – и разматывает бинты. Я приветственно машу второй рукой оправляющимся рядовым, те ворчат, но ничего особо грубого не показывают.
Пламя на кольце Камилло – жёлтое, яркое, пламя Солнца. Он проводит кольцом вдоль жуткого красного ожога, где под тонкой кожицей можно разглядеть мышцы (адреналин – великая штука, и я половины боли не чувствовала, а потом накачалась обезболивающим), но вскоре прямо на моих глазах рана начинает затягиваться. Я рассеянно улыбаюсь, жмурясь под лучами солнца.
- Вот, - Камилло проводит пальцами по месту ожога спустя минут восемь и, поднося мою руку к лицу, целует её, всё так же мягко. – Меня ждёт бурный рассказ о неуловимой Хадви?
Я смеюсь, поднимаясь на ноги.
- Сначала я поем. А ты иди на поклон к своему офицеру, найдёшь Луссурию?
- Хей, я думал, ты мне поможешь.
- Вот ещё, - я шагаю к особняку. Камилло отряхивает брюки от листвы и травы.
- Хадви, ну подожди.
- Неа~.
- Беата!
- Не прокатит, малыш Ками.
- Детёныш Варийского фронта, - дразняще зовёт Камилло. Я едва заметно сбиваюсь с шага, закидывая руки и потягиваясь всем телом.
- От кого бы ты ни узнал эту кличку, передай, что я надаю ему по тыкве!
Камилло смеётся у меня за спиной, я улыбаюсь, входя под тень крыльца особняка. С другой стороны двора потявкивают молодые щенки, которых ещё не посадили на цепи, а со стороны кухни вкусно пахнет чем-то жареным и из мяса.
И, клянусь, так будет всегда.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1045-857.html

Настроение: замечательное))
Хочется: спать..наверное
Категории: Тесты, Фанфики
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


Shape of my heart > Тест: Детёныш Варийского фронта. Конец. ... На той самой прогулке, что...  7 ноября 2013 г. 23:37:54

читай на форуме:
эй!
Хочу создать ролевую вне беона.есть...
ээй!!!
пройди тесты:
Зачем вы ее сюда притащили, господин...
"Сон или реальность?! aka Где...
Борьба за любовь!
читай в дневниках:
Будь лучшим здесь и даже в паралель...
песня кончилась :О
Скуалло,ты че падла,спать ушел? :Ов...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх